Лудек Соудны: Локализация горизонтально-расточных станков, построенных по лицензии, штучное производство по индивидуальным требованиям заказчика

0
110

Лудек Соудны, генеральный директор АО «ГРС Урал», выступил с докладом «Локализация горизонтально-расточных станков, построенных по лицензии, штучное производство по индивидуальным требованиям заказчика» на Online круглом столе «Импортозамещение в станкоинструментальной промышленности» 18 августа 2021 года.

 Лудек Соудны: Локализация нашего предприятия достигает почти 40%. «ГРС Урал» — это совместное предприятие TOS Varndsdorf (Чехия) и «КР Пром» (Россия), которое по лицензии производит горизонтально-расточные станки. У нас есть линейка с поворотным столом и с плитным настилом. Мы способны делать восемь линеек, а это 530-540 вариантов. Годовая потребность в станках, которые мы производим – это 40-70 станков. Мы обеспечиваем только часть общей потребности и не пытаемся захватить весь рынок. Нам хватит 30%, потому что это уже будет означать, что мы будем делать от 12 до 21 станка, которые не повторяются, а сделаны под заказ. Существуют пять замкнутых кругов станкостроения: кадры, комплектующие, выход на мировой рынок, сервисное обслуживание и деньги. Кадры – это самое важное. С нашим опытом в строительстве современных станков мы можем сказать, что человеку, который начинает обслуживать эту линейку как сервисный работник, нужен опыт около пяти лет. Выход на мировой рынок невозможен без сервисного обслуживания и без качественных комплектующих. Мы работаем на азиатский рынок, и для нас он очень важен. Если мы не будем выходить на этот рынок, то у нас не будет денег, и мы не сможем полностью локализовать эту линейку на российском рынке. Острым вопросом для нас является выбор, что нам важнее: завод полного цикла или современное производство. Завод полного цикла был на Varndsdorf, где все можно было сделать в одном месте. После того как пришло серийное производство, там стало возможным делать только 80%. Но серийное производство подразумевало, что завод мог делать две-три тысячи станков, которые куда-то поставлял. Однако локализация уже снизилась, и он не мог производить гидравлику и обеспечить производство электромоторов и других комплектующих, а мог обеспечить только механику. При современном производстве мы способны обеспечить только 30% локализации, потому что объем производства такой, что мы никогда не будем самыми лучшими специалистами в изготовлении комплектующих, которые нам нужны. Комплектующие – это основной вопрос, к которому мы снова и снова возвращаемся. Современное станкостроение – это использование типовых решений. Нам нужна разная фурнитура, прокладки, гидроагрегаты, ЧПУ, электроприборы и так далее. Также нам нужно иметь качественные ШВП и подшипники. Если этого нет, то мы не можем строить современные станки. Еще раз скажу, что мы производим около 10-12 станков в год, где ни один не повторяется. Это значит, что задача у наших поставщиков очень сложная. Мы хотим, чтобы нам поставляли комплектующие от одной штуки вовремя, в хорошем качестве и по хорошей цене. Так как мы производим станки по лицензии, мы не можем отступать от качества, к которому привыкли заказчики. Мы даем гарантию на некоторые станки три года, хотя по закону она составляет год. Мы не боимся делать гарантию дольше, потому что верим, что станки, которые мы делаем в России, не уступают по качеству европейским. За время нашего существования мы организовали цепочку поставщиков, которые были вместе с нами все это время, выдержали все трудности и сейчас способны выполнять наши задачи. Нам поставляют электрошкафы, литье до трех тонн, телескопические защиты и кожухи, кабины оператора и ограждение, баки СОЖ и гидравлические системы, транспортёры стружки. Среди них есть как зарубежные, так и российские поставщики. Мы сами разработали из российских комплектующих и делаем в «ГРС Урал» магазин инструментов и замену инструментов. Замедляет нас в нашей работе продуктивность. Все чертежи должны делаться по ГОСТ. С моей точки зрения, не надо строго упираться в то, чтобы все чертежи были по какому-нибудь одному нормативу. Мы работаем и по ИСО, и по заводскому нормативу. Я поставил задачу, чтобы разработали технологию так, как это необходимо для России и Чехии. По ГОСТ конструкторская документация составила четыре листа, а технологическая 15 листов. По ИСО конструкторская документация составила один лист и два листа технологическая, в том числе разработка для основных поставщиков. Это означает, что, когда мы решаем что-то производить, нужно всегда смотреть на эффективность, на источник финансирования и на перспективу. Сейчас нам сложно обеспечит производство, потому что нет подшипников, нет линеек, нет датчиков. Сейчас российские производители обеспечивают всего 20% наших потребностей. Я рад, что появился российский производитель ШВП, но их длина три метра, а нам нужно шесть-восемь-двенадцать. Когда российский поставщик дойдет до этого, я не знаю, но мы стараемся пробовать работать на трех метрах. Для всех, кто строит станки, эта задача очень интересная и очень сложная. Самое важное в станкостроении – чтобы мы продолжили этим заниматься, нам нужно стремиться стать флагманами станкостроения, но, чтобы быть флагманом, нужно выходить на экспорт.

Лудек Соудны: Локализация горизонтально-расточных станков, построенных по лицензии, штучное производство по индивидуальным требованиям заказчика

Вопрос: У меня вопрос об уровне локализации. Чем он обусловлен и что вас провоцирует к тому, чтобы его повышать? Есть ли какие-то встречные шаги от министерства промышленности и торговли по этому поводу?

Лудек Соудны: С 2012 года мы не получили ни копейки из бюджета и работаем только на частные средства. Я надеюсь, что сформируется база поставщиков, которые позволят решить современные задачи. Мы честно занимались локализацией. Сейчас мы можем полностью локализовать станки образца 1992-1994 годов, чтобы реализовать Постановление №719, но неизвестно, появится ли заказчик, которому будут нужны эти станки. Мы готовы работать с любыми российскими производителями, но необходимо, чтобы у них была хорошая цена и гарантия качества. Процесс локализации – это один шаг вперед, два шага назад. Мы не можем сказать заказчику, что станок не работает, потому что мы занимались локализацией. Если танки не будут работать, то заказчик просто не повторит свой заказ. Это не вопрос цены, это вопрос нашего имиджа. Россия может забрать себе рынок, который сейчас для нее закрыт в Европе. Сейчас нам кажется, что мы с нашими станками живем в России и будем жить, но нужно шаг за шагом стремиться к локализации так, чтобы не уступать по качеству.

close