Дмитрий Забельян: Я не боялся экспериментировать и применять новые технические и управленческие решения

0
298

Интервью с Дмитрием Забельяном, управляющим партнером ООО «Бюро инжиниринга и точного машиностроения «БИТМ АВИА».

— Когда и в какой семье Вы родились?

Родился я в Москве в 1982 году в обычной советской семье. Мама работала корректором в ЦНИИТЭИЛЕГПРОМ. Папа трудился на заводе «ВНИИ Электропривод» и учился в институте. Наверное, наша семья ничем не отличалась от тысяч таких же семей по всей стране.

— Родители москвичи?

Отец родился в 1954 году в селе Нефтепромысел, рядом с городом Крымск. В 15 лет он поступил в приморско-ахтарскую мореходную школу, и на долгое время связал свою жизнь с морем. Служил на черноморском флоте, на корабле, предназначенном для спасения затонувших подводных лодок. Затем после службы, работал на рыболовецком судне.

— Мама тоже уроженка Краснодарского края?

Мама родилась в 1955 году в Москве. Познакомились родители на черноморском побережье, мама с сестрой приехали на отдых в город Очаков, а папа там работал. Это произошло в 1976 году, в 1977 они поженились. В 1979 году, когда родилась моя сестра Светлана, отец перебрался в Москву. Устроился на завод, поступил в институт, затем получил второе высшее образование. На закате СССР он работал на ОП ЦНИИС заместителем директора по производству.

— Учились в обычной школе?

В 1989 году я пошёл в обыкновенную районную школу. Хотя тогда уже начали ставить эксперименты над учебными программами. На пятом году обучения в школе ввели термин «обучение с уклоном» и я попал в математический класс.

Дмитрий Забельян: Я не боялся экспериментировать и применять новые технические и управленческие решения
«1982 год, мои родители и мы с сестрой»

— Как учились?

Всерьез за учебу взялся в классе десятом. Школа в 90-е годы переживала особое время, не хватало учителей, и мы пропускали некоторые предметы годами. Учителя приходили и уходили. Время было такое…

— Каким видом спорта занимались?

Я лет с пяти ходил в бассейн, сестра занималась синхронным плаванием и я, глядя на неё, тоже хотел заниматься спортом. Попал в секцию по прыжкам в воду, но из-за высокого роста, пришлось перейти в спортивное плавание. В семь я перешел в секцию подводного плавания, затем и сестра перешла в эту же секцию. С тех пор я навсегда полюбил погружения с аквалангом. Сейчас я сертифицированный дайвер, очень люблю этот спорт. К сожалению, вначале 90-х секция закрылась, и мы с сестрой пошли в триатлон, тогда это был молодой и набирающий популярность вид спорта, олимпийская дистанция — плавание в открытой воде 1,5 км, на велосипеде – 40 км и забег на 10 км.

— Каких успехов достигли?

Участвовал в различных соревнованиях, были и победы, и поражения, последним турниром в котором я участвовал, стал Чемпионат Москвы. В 15 лет я оставил спорт и взялся за учебу, приближалось время поступать в институт.

Дмитрий Забельян: Я не боялся экспериментировать и применять новые технические и управленческие решения
«1986 год, я и моя сестра»

— Как выбирали ВУЗ?

Не задумываясь, поступал в тот же институт, где учился отец. Назывался он тогда «Академия приборостроения и информатики».

— Почему не задумываясь?

Отец всегда являлся для меня примером, потому и не задумывался. Пошел учиться на инженера. Как оказалось, не ошибся, я люблю свою профессию. Поступил на заочное отделение и параллельно работал. Отец помог с трудоустройством. Я работал, начиная с 10 класса, сначала учеником, затем стал слесарем. В наше время в школе существовала «производственная практика», и на каникулах ученики старших классов ходили в школу мыть окна, убирать территорию, но разрешалось устраиваться и на настоящую работу. Отец предложил пойти в компанию, где он тогда работал, и я, конечно же, согласился.

— Студентам-заочникам отсрочки от армии не предоставляли?

Меня призвали в 2000 году. Попал я в пограничные войска. Первые полгода провёл в «учебке» в городе Славинск-на-Кубани, затем написал рапорт и попал в республику Армения. Несколько месяцев прослужил в Ереване в Генштабе, затем подал еще один рапорт, с просьбой о переводе на заставу. Оставшийся срок служил на армяно-турецкой границе старшим стрелком.

— Существовали личные причины, почему в Армению?

Никаких личных причин, это никак не связано с моими корнями. Написал рапорт, потому что хотелось забраться куда-нибудь подальше, в горы. Знаете, такое юношеское желание испытать себя, проверить на стойкость.

забельян
«1996 год, соревнования по триатлону»

— Что было после службы?

После демобилизации восстановился в академии, сдал летнюю сессию и перешёл на второй курс. К концу третьего курса у меня сформировалось более ясное понимание профессии инженера, и я пошёл в отдел кадров завода «Салют». После собеседования меня взяли на должность инженера-технолога третьей категории в цех № 17, чему я, конечно, сильно удивился. Именно там начался мой путь в профессии.

— В каком году это произошло?

Шёл 2004 год. Придя на завод, я понял, почему студента-третьекурсника назначили на инженерную должность. В технологическом бюро завода работали 12 сотрудников, десять из них – люди пенсионного возраста; и два студента – я и мой коллега, на год старше. Огромный разрыв между поколениями, отток специалистов на более доходную работу и диктовали руководству необходимость брать на инженерные должности даже студентов. Зарплата у инженеров была малопривлекательной для молодых специалистов с дипломами, да и для студентов тоже. Работая слесарем, я зарабатывал больше, чем инженер.

— Почему же перешли на завод?

Мне хотелось всерьез овладеть профессией, а значит нужно работать по специальности.

— Молодёжь иногда поступает в ВУЗ просто ради диплома.

Я попал как раз на период массовости этого явления. С нашего потока из 30 студентов трое или четверо работали по специальности, включая меня.Дмитрий Забельян: Я не боялся экспериментировать и применять новые технические и управленческие решения

— Как развивалась карьера на «Салюте»?

Очень стремительно, сразу после завершения обучения в Академии, к тому моменту её переименовали в Университет, меня назначили начальником технического бюро. В 25 лет, в моём подчинении оказались люди в два (и более) раза старше меня по возрасту. Половина из них до прихода в бюро занимала руководящие посты разного уровня. Я приобрёл очень полезный управленческий опыт, опыт руководства командой старше, опытнее и квалифицированнее. Через год перевели заместителем главного технолога, а в 2009 уже назначили на должность главного технолога ФГУП «ММПП «Салют».

— Чем занимались на этом посту?

Освоение новых изделий, техническое развитие предприятия, наука, цифровизация, всего не перечислишь. То, над чем мы в то время работали, просто захватывало дух. Мы осваивали новые авиационные двигатели, занимались энергетическими установками, вертолетными двигателями и многими другими изделиями. Я внедрял в производство новые технологии, оборудование, разрабатывал проекты автоматизации и цифровизации предприятия. Это интересная и творческая работа.

— На Ваш взгляд, в чём причина такого взлёта?

Стечение многих, подчёркиваю, многих обстоятельств. Директор завода Юрий Сергеевич Елисеев, тоже начинавший свой путь на «Салюте» с цеха № 17, принял решение сделать ставку на молодого специалиста – мне не хватало опыта и знаний, но видимо мои личные качества, настойчивость, тяга к развитию в профессии позволили ему принять такое решение. Я всегда учился у старшего поколения и впитывал их опыт, при этом не боялся экспериментировать и применять новые технические и управленческие решения.

— Что дальше?

Началась интеграция нашего завода в государственную корпорацию. Через год после моего назначения главным технологом сменился директор завода. Новым директором назначили Масалова Владислава Евгеньевича. Ему удалось стабилизировать финансовое состояние завода, предприятие продолжало развиваться. Его подход к техническому развитию предприятия был уникальным, он позволял проявлять столько креатива, сколько ты мог выдавать. Это действительно большая редкость в современном менеджменте.

— Что происходило с карьерой?

К сожалению, последние годы моей работы на предприятии, сопровождались сменой директоров, и ни к чему хорошему это не привело. Я проработал в должности главного технолога до 2019 года, почти 10 лет. Какое-то время я совмещал должности главного технолога и заместителя главного инженера. Несмотря на десятилетний стаж работы главным технологом, перспектив в карьере у меня не осталось. И в 2019 году я покинул предприятие.

— Где искали работу?

Я перешел в холдинг «Технодинамика», к Насенкову Игорю Георгиевичу. Холдинг производит авиационные компоненты.

— Чем занимались в «Технодинамике»?

Игорь Георгиевич предложил мне возглавить проект по развитию в холдинге компетенций проектирования и строительства стендов для испытания газотурбинных двигателей. Через пару месяцев после старта проекта, «Технодинамика» договорилась о приобретении проектного института АО «ГИПРОНИИАВИАПРОМ», ведущего свою историю с 1932 года. С самого своего основания, институт специализировался на проектировании авиационных предприятий и испытательных баз для авиационных двигателей. В институте я занял должность первого заместителя генерального директора.

— Что входило в обязанности?

По сути, я выполнял функцию менеджмента переходного периода. Подготовка к сделке по продаже института в «Технодинамику» длилась год. Параллельно  требовалось обеспечивать интеграцию предприятия в холдинг, проводить антикризисные мероприятия, институт находился на грани банкротства, сохранить компетенции и коллектив.

— Что происходило дальше?

К моменту, когда я пришел на предприятие, в институте уже 4 месяца не платили зарплату, шел отток специалистов, счета были заблокированы. Ужасная ситуация. Совместно с холдингом, мне удалось сохранить коллектив и стабилизировать финансовое состояние предприятия. Я восстановил деятельность института, мы завершили проекты, которые были провальными. Контрактная база значительно приросла. Я перевез институт на территорию НИИ «Парашютостроения», не потеряв ни одного сотрудника. Подготовил институт к сделке. На этом я посчитал, что моя функция выполнена. Игорь Георгиевич, предложил мне подумать над участием в иных проектах холдинга. Но работа над этим проектом опустошила меня, и хотелось отдохнуть. Я покинул холдинг.

— Чем решили заниматься дальше?

Целый год я искал себя, не мог решить, чем хочу заниматься. Вел переговоры с разными корпорациями и даже несколько месяцев поработал в ОСК. Но все это не привлекало серьёзного внимания, и я решил, что пора заняться своим бизнесом.

— Свой бизнес уже существовал в тот момент?

Этот бизнес формально начал для меня существовать с декабря 2020 года. Я выкупил долю в существующей компании, которая занималась продажами режущего инструмента. Партнёры – мои друзья, мы дружим больше 10 лет. Поэтому я понимал, что я приобретаю, в каком направлении буду развивать эту компанию.

забельян
«Моя семья на отдыхе в Альпах»

— Компания занимается импортом оборудования?

В том числе, но это всё же, не основное направление компании. Ключевая компетенция, которую я стремлюсь развивать – инжиниринг, разработка технологий и технических решений для промышленности. Мы поставляем и оборудование, и инструмент, занимаемся цифровизацией предприятий. Работаем над различными проектами с компаниями-резидентами «Сколково». У нас грандиозные планы. Мы только в начале пути и сейчас рано, что-то оценивать, но главное, что эти процессы меня поглотили полностью.

— Как сложилась жизнь вне работы?

У меня прекрасная семья, которая занимает главное место в моей жизни. С Региной мы познакомились на «Салюте», и меньше, чем через год поженились, а еще через два года и обвенчались. У нас двое замечательных детей. Старшая дочь Ульяна, ей 12 лет. Круглая отличница, учит иностранные языки, с восьми лет английский и в прошлом году начала изучать китайский язык. С трёх лет занимается художественной гимнастикой, у нее 1-й взрослый разряд, надеемся, что в следующем году выполнит норматив КМС. Младший сын Владислав, ему 3 года. Очень смышленый и жизнерадостный мальчик. Ходит в детский сад и посещает различные развивающие кружки. Думаю, в следующем году отдадим его в спорт, правда, еще не решили в какой. Мы любим путешествовать, и очень легки на подъем, иногда мне кажется, для нас нет границ.

close