Евгений Захаревич: Особенности импортозамещения в прецизионном станкостроении РФ

0
161

Евгений Захаревич, главный технолог ООО «НПП Станкостроительный завод ТУЛАМАШ», выступил с докладом «Особенности импортозамещения в прецизионном станкостроении РФ» на Online круглом столе «Импортозамещение в станкоинструментальной промышленности» 18 августа 2021 года.

Евгений Захаревич: Наш завод представляет один из таких узких секторов станкостроения как ультрапрецизионное станкостроение. Когда мы говорим об импортозамещении, в основном это касается общепромовского оборудования. Если мы говорим об ультрапрецизионных станках, то здесь вообще не пригодно понятие импортозамещение как таковое. Как правило, все поставки из-за рубежа на все комплектующие и сами станки такого класса находятся под жестким эмбарго. Таким образом, с одной стороны, нам легче, потому что у нас меньше конкурентов со стороны Запада, потому что Запад нам не поставляет; с другой стороны, это оборудование очень наукоемкое и требует огромных ресурсов для своей разработки и выпуска. Поэтому здесь надо говорить не об импортозамещении как таковом, а о конкретной целевой поддержке развития этой отрасли со стороны государства.

У нас из 14 станкоинструментальных институтов, которые были при советской власти, остался один, да и то он «дышит на ладан». Если мы говорим именно о направлении ультрапрецизики, а оно работает на наиболее инновационные отрасли, такие как электроника, фотоника, микрообработка, оборонка, медицина и так далее, то государство должно создавать единые центры под своей единой компетенцией, где будут представлены станки подобного класса. Потенциальные заказчики могли бы в этом центре отрабатывать свои технологии, знакомиться с оборудованием и участвовать в разработке, потому что наши станки делаются исключительно под ТЗ заказчика. Делается не только станок, но и технология, потому что, как правило, детали очень сложные и уникальные, именно поэтому требуются такие научные центры. И, конечно же, нужны НИОКРы.Евгений Захаревич: Особенности импортозамещения в прецизионном станкостроении РФ

Я работаю в данной отрасли с 1979 года и знаю, что станкостроение разрушало государство, поэтому и возрождать его должно именно государство, на нем лежит ответственность за это. Государство должно координировать эту деятельность и помогать. У нас нет даже подшипниковой промышленности, как можно говорить о шпиндельных узлах? Начинать нужно с самого начала. Рынок может сделать далеко не все, и рассчитывать на него, особенно в такой ситуации, в какой находится сейчас станкостроение, не стоит. Государству нужно брать ответственность на себя.

Рустам Аляутдинов, директор по продажам «DMG MORI Россия»: Евгений, Вы говорите, что делаете уникальные ультрапрецизионные станки, пользующиеся спросом у заказчика. Сколько станков в год реализуется в вашей области?

Евгений Захаревич: Наша фирма работает в этом направлении с 2019 года, хотя, конечно, база заложена еще при советской власти. Сейчас мы производим до двух станков в год при стоимости станка 50-60 млн. Также мы занимаемся общепромовским оборудованием.

Дмитрий Забельян, управляющий партнер ООО «БИТМ АВИА»: В какой области вы делаете ультрапрецизионные станки?

Евгений Захаревич: Ультрапрецизионные станки – это общее название. Это такой класс машин, которые отличаются от обычных. Все опоры в них сделаны на базе опор скольжения, то есть они или гидростатические, или аэростатические. Вся база — станина, бабки и прочее, — из гранита или габбро-диабаза. Везде синхронный прямой привод. В станке нет ни одной шестеренки, ни одной ШВП, все регулируется электроникой. Датчики обратной связи имеют разрешение тысячные доли угловой секунды и нанометры по линейной координате. Помимо этого, в станок много всего встроено: система измерения деталей, система контроля инструмента и привязки, — и все это в субмикронном диапазоне. Такие станки достаточно уникальны, и каждый делается под конкретную задачу заказчика. Вначале на наших стендах отрабатывается технология, а потом по ней мы формируем станок в соответствии с требуемым количеством координат. Это может быть и фрезерный, и токарный, и шлифовальный станок, а также их комбинация.

Евгений Захаревич: «Главным достижением в профессиональной деятельности без сомнений считаю нашу рабочую команду!»

Павел Нестеров: У вас есть понимание, что из ваших мощных разработок можно было бы использовать в общепромышленном оборудовании?

Евгений Захаревич: Да. Например, сейчас совместно с «Росатомом» мы пытаемся создать ряд импортозамещения направляющих и шпиндельных подшипников на базе гидростатики. Мы умеем делать гидростатические опоры, линейные и круговые, и это можно делать достаточно дешево. Подшипники второго и четвертого уровня у нас в стране практически невозможно купить, а гидростатика еще более точная, чем второй класс, к тому же она не изнашивается. Мы могли бы поставлять такие комплектующие.

Дмитрий Забельян: Евгений, у вас был опыт или желание использовать отечественную стойку с ЧПУ?

Евгений Захаревич: Да, мы изначально работали с отечественной системой, которая создавалась еще в Советском Союзе. Сейчас мы используем нижегородские стойки «МодМаш-Софт» и стойки фирмы Bosch в специальном исполнении.

Дмитрий Забельян: То есть сейчас вы используете импортные комплектующие?

Евгений Захаревич: Самое узкое место в ультрапрецизионных станках – это датчики. У нас в России нет такого производства, особенно линейных датчиков с разрешением нанометр и меньше, а они необходимы для создания таких станков. В свое время мы пытались сделать такой датчик, но требуется дальнейшее развитие для создания промышленного оборудования для изготовления таких шкал. Сейчас, к сожалению, мы вынуждены их покупать, и с этим есть большие проблемы. Двигатели можно сделать в России, в Туле есть фирмы, которые могут делать синхронные круговые и линейные моторы с редкоземельными магнитами.

 

 

close